Из «не москвичей» были только мы, только Екатеринбург, только факультет современного танца!

16 марта 2018 года

Хореографы и исполнители Анастасия Миронова, Полина Нертица, Максим Бородин и Кирилл Зайцев рассказывают о поездке в Москву на Фестиваль современного танца «Проба №2»

24-28 февраля 2018 года в Москве прошел второй фестиваль проекта «ПРОБА №», главным организатором которого является хореограф Александр Могилев. Участие в фестивале приняли выпускники и студенты факультета современного танца, которые поделились впечатлениями от поездки в интервью.

Об атмосфере фестиваля.

Фото со спектакля «Горизонт событий», хореограф – Полина Нертица, фото – Максим Бородин.

Полина Нертица (лаборатория танца «Мост»): Нам очень повезло, что мы встретились с командой серьезных профессионалов – организаторов фестиваля «Проба» Александром Могилёвым, Антониной Красновой – его соучередителем, Алисой Чеботаревой – директором фестиваля. Они – духовно наполненные, светлые, приятные в общении люди, у которых при этом на фестивале всё было под абсолютным контролем: четкое расписание репетиций и выходов, вся команда – художники по свету, звукорежиссеры, монтировщики – работают отлично, без всяких пререканий, ошибок. Всё это создает ощущение профессионализма и стабильности, спокойствия в том плане, что мы приехали к этим людям и можем на них положиться во всем. Знаем, что у нас будет время для репетиции, что мы успеем выставить свет и звук, и всё будет хорошо.

У меня очень хорошие впечатления от фестиваля, единственное только, что мне не хватило спектаклей, в которых сочетались бы танцевальный и драматический театр. С одной стороны, это нормально, что постановки выстроены исключительно на хореографии, демонстрации множества разной танцевальной лексики – это ведь фестиваль современного танца! А с другой стороны, видимо, мы в Екатеринбурге уже больше уходим в сторону синтеза этих жанров и мне лично без этого уже не так интересно. Очень понравилась работа Ксении Тернавской – двое танцовщиков, Елена Межова и Антон Дацюк, исполнили отрывок из ее одноактного балета «Uprio». Двигались они просто идеально и демонстрировали супер-присутствие в своих образах, и в самой постановке была чистая, ясная лексика, в ней чувствовались сила и профессионализм, к которым хотелось бы стремиться! Были работы, которые сделаны больше в технике танца модерн. Интересной была постановка Ольги Лабовкиной, где используется видеопроекция. Присутствовал современный балет – его представила, можно сказать, исполнительница-хедлайнер фестиваля, – балерина Большого театра Марфа Фёдорова. Вообще, большой респект организаторам за то, что они представили на фестивале много разных видов современного танца! Мы получили большое вдохновение, хочется дальше что-то делать, работать!

Максим Бородин (лаборатория танца «Мост»): Вообще, когда приезжаешь на какой-либо фестиваль, ты всегда должен быть готов к тому, что до тебя может никому не быть никакого дела: успел ли ты хоть раз прогнать свой спектакль на новой для тебя сцене, есть ли гримерки или хоть какое-то место, чтобы переодеться и оставить вещи. Ты должен быть готов сам о себе позаботиться. При этом, нам ведь не нужно никаких особых излишков, но, всё же, когда я сталкивался в других местах с откровенно наплевательским отношением, это выбивало из колеи. А с самого первого момента, как попадаешь на «Пробу», чувствуешь, что всё будет в порядке. Организация фестиваля была безупречной, причем, даже на уровне мелочей: от охранников и уборщиц до главных организаторов все очень приветливые, любые возникающие вопросы решаются минут за пятнадцать, не больше. Волонтёры нам даже приносили воду и фрукты в гримерку – это такие вещи, без которых хореографы и танцовщики, конечно, могут обойтись, но это очень приятно! Мы получали удовольствие от пребывания там, могли никуда не торопиться, два раза полноценно репетировали на сцене театра, не было никаких нервирующих накладок и сбоев.

А вообще, это всё даже не самое главное. Главное то, что организаторы фестиваля являются настоящими людьми искусства. До этого я мало что знал об Александре Могилеве, честно говоря, у меня было поверхностное представление, что он – это «танцы на ТНТ», «шоу-биз», «Маасква» и тому подобное. Это не так. Он сам говорит – да, я занимаюсь и шоу, то есть, тем, что сейчас стали называть «contemp», и настоящим contemporary dance, современным танцем, серьезным и глубоким искусством.

Полина: Я, кстати, считаю, что постановки Могилева и в шоу «Танцы» – это настоящее искусство! Они очень выделяются на фоне остальных миниатюр в этой программе.

Максим: Получается, что Александр и все, кто ему помогают, переносят наработанные на телевидении четкость, дисциплину и понимание важности всего происходящего для танцовщиков в свою работу по организации «Пробы», то есть, опыт работы в шоу-бизнесе помогает им в работе в сфере «немассового» искусства.

Анастасия Миронова (танцевальная компания «CoDa»): Основная идея у Александра Могилёва такая: идентифицировать русский современный танец. Даже свою танцевальную компанию он назвал «ЭТО» – русским словом, а не каким-нибудь модным английским. По сути, на фестивале он постарался представить то, что было бы срезом сегодняшнего современного российского танца, правда, забавно, что этот срез делается, в общем-то, только по Москве. Такой фестиваль москвичей для москвичей: ещё одна возможность для столичных танцовщиков и трупп выходить на сцену и показывать свои наработки в области современной хореографии. Из «не москвичей» были только две наши танцевальные компании – «CoDa» и «Мост», только Екатеринбург, только факультет современного танца! И, когда мы приехали, многие удивленно спрашивали нас, откуда мы вообще узнали про этот фестиваль. В общем-то, на наше реальное появление никто особенно не рассчитывал. А узнали мы просто – через группу во Вконтакте. Очень здорово, что они сделали два вечера показов, которые полностью повторялись, но это оправданно: присутствовал зрительский интерес, в зале был аншлаг и, если кто-то не мог увидеть программу «Пробы» в первый вечер, пришёл на второй. Всё очень грамотно продумано.

Кирилл Зайцев (танцевальная компания «CoDa»): «Проба» – классный, домашний, неформальный фестиваль. Сами его организаторы задавали эту непринужденную семейную атмосферу. Было множество приятных мелочей, за счёт которых она создавалась, и нам как гостям было комфортно. Единственное, о чём мы жалеем – что не смогли толком посмотреть спектакли других участников. Из-за кулис смотреть было нельзя, в зал толком не попасть – он очень маленький, мест на 100, и все заняты, люди сидели даже на ступеньках, да и бежать в него пришлось бы через улицу, а мы еще готовились к своим выступлениям… Площадка – театр «Апарте» – очень маленькая, даже тесная. С другой стороны, это создаёт уютную камерную атмосферу.

О показе своих спектаклей и эмоциях на фестивале.

Фото со спектакля «01», хореограф – Анастасия Миронова, фото – Максим Бородин.

Кирилл: Мы прилетели прямо в день выступления, с самого утра были на ногах – с 4 часов утра, не считая двухчасового перелёта, поэтому всё было как-то сумбурно. На фестиваль мы привезли постановку «01». И получилось так, что прогон по ощущениям был отличный, а вот выступление в первый вечер для нас самих прошло не очень удовлетворительно…

Настя: Это наше внутреннее восприятие себя, трудно сказать, как это было со стороны… Зрители приняли хорошо, но, да, есть же и какие-то наши внутренние, невидимые глазу процессы. Мы ещё переделали эту работу, сократили её, переставили некоторые сцены местами – в общем, реконструировали немного. Общий смысл остался тем же, но внутренняя логика немножко другая, и мы к ней пристраивались, освобождаясь от предыдущего паттерна.

Кирилл: Из-за всех этих перестраиваний был смешной момент, когда прямо на спектакле я… забыл, что делать. Несколько секунд был ступор, я что-то делал, а Настя решила, что я так сильно «заимпровизировался»! Наверное, со стороны это даже и не было заметно, но мы сами были в шоке. Стресс, конечно. На следующий день, по моим ощущениям, мы станцевали лучше, получается, что первое выступление стало для нас «разогревом», притиркой к сцене, а второе – уже более полноценным, удовлетворительным результатом.

Мастер-класс Анастасии Мироновой и Кирилла Зайцева на фестивале «Проба».

Еще на «Пробе» мы провели мастер-класс, на который пришли и другие участники, и их друзья, в основном, конечно, профессиональные танцовщики. Мы давали танцевальные практики, которые одновременно связаны и с физической разминкой, и с фантазией.

Настя: Да, соматическая практика на раскрепощение, высвобождение «свободного тела». Мы много чего приготовили, и разогрев, и несколько танцевальных фрагментов, планы были прямо наполеоновские, что-то мы успели, что-то нет – это нормально, я думаю.

Кирилл: Мы хотели разучить сольную комбинацию и танцевальный кусочек на партнеринг-дуэт, в итоге успели только второе. Он был более интересен людям, видимо, из-за специфики представленной нами постановки, ведь «01» – это наш с Настей дуэт, и от нас и на мастер-классе ждали работы с партнеринговой техникой.

Настя: В целом мы очень плодотворно провели время в Москве, сходили в Третьяковскую галерею, где очень впечатлились картинами Врубеля… А на следующий день поехали в музей «Гараж», в котором, честно говоря, мы даже до выставки не добрались, застряв в их книжном магазине.

Кирилл: Просто там есть уникальная литература, которая, видимо, выпускается специально для «Гаража» – там даже его лейблы стоят – и её больше нигде не найти. Мы накупили кучу книг, которые даже потом не знали, как повезем домой.

Фото со спектакля «Горизонт событий», хореограф – Полина Нертица, фото – Максим Бородин.

Полина: Мы привезли на фестиваль вторую версию спектакля «Горизонт событий», в нём сменились исполнители, это спровоцировало и некоторые изменения в самой постановке. В этот раз в ней танцевали студенты второго курса факультета современного танца Руслан Трушкин и Мария Куликова. Наверное, главная сложность была в возрасте исполнителей. Они очень старались, но просто в силу нехватки жизненного опыта не всегда могли на сто процентов воспринять и сделать те вещи, которые я от них просила. Старалась им объяснить, что они могут рассчитывать только на себя, и, если они хотят быть артистами, они очень многое должны предлагать сами, аккумулировать энергию, а не ждать, что всё сделает сам хореограф. Они ещё сильно зажаты, не так много предлагают, но я их хорошо понимаю, у меня тоже такое было и, возможно, в чем-то еще осталось. В любом случае, я считаю, что они отлично поработали, они большие молодцы, и весь этот опыт поездки в Москву – нам всем в плюс. Здорово вот так съездить в Москву на фестиваль, выступить, пообщаться с творческими, увлечёнными своим делом людьми.

Максим: Там, в Москве, мы уже не относились к Руслану и Маше как к студентам. Но, мне кажется, они сами еще пока к себе так относятся. Это понятно, ребята учатся только на втором курсе, они привыкли к атмосфере «домашних» отчетных концертов факультета, где все, в общем, свои и, так или иначе, будут радоваться за них и поддерживать. На «Пробе» – другая ситуация, здесь собрались профессионалы, которым нужен высокий уровень качества и никто не будет и не должен принимать во внимание твой возраст или что-то ещё. Да, это полезный опыт. В «Горизонте…» упор сделан не на упоении сложной техничной хореографией, это больше история внутренних переживаний. Необходимо стопроцентное «присутствие» в этой истории, её образах, для того, чтобы спектакль жил, если делать его с пробелами в ощущениях, то он не случается.

Полина: Я очень переживала, придиралась не только к исполнителям, но и к себе, к спектаклю. Понимаю, что в нём есть сложные и даже спорные моменты, в которых нужна сложная артистическая работа. Пыталась «прибрать» такие сцены и добавить просто техничной хореографии, танцевальности, но ребятам сейчас сложно усвоить её за короткий срок, притом, что они находятся в процессе напряженной учебы и тела и так измучены постоянными занятиями и работой. Но главное, что стало понятно, что в этом спектакле не нужно много сложных танцев – ни по смыслу, ни по композиции они сюда не вкладываются. Нужна тонкость, артистическое присутствие.

Конечно, было волнение: как зрители и коллеги примут твою работу, как выступят исполнители. С этим волнением не всегда прямо нужно бороться, оно опасно, только когда захлёстывает и не дает сосредоточиться, мне в данном случае оно помогало находиться в собранном, сконцентрированном состоянии. Иногда нужно просто принимать, что может произойти множество вещей, которые от тебя не зависят, к чему я старалась подготовить и ребят. Говорила им, что может быть всякое: музыка выключится, платье соскользнет, кто-то споткнётся и упадёт – да мало ли что! Главное, что мы можем и должны делать – присутствовать здесь и сейчас, делать то, что нужно. Вообще, без этого, может быть, наша работа не была бы такой интересной! Артистам полезная некоторая доля адреналина. Я за сложности! Пусть они будут!

Мне сложно сказать, насколько зрители приняли нашу работу, я этого точно не знаю, думаю, реакция могла быть неоднозначной – и это нормально! Могу отметить как плюс то, что на какие-то моменты в спектакле у людей были именно такие реакции, на которые я рассчитывала, это чувствовалось. Был хороший положительный отзыв от организаторов, ну и, как минимум, они же выбрали эту работу для своего фестиваля!

О «русском вопросе».

Максим: В конце была прекрасная встреча-беседа с Екатериной Васениной «Хайп за контемп». Её очень полезно было бы послушать всем, кто занимается современным танцем, а особенно – самым молодым, студентам… Там обсуждались, в общем, самые простые и самые важные для нас вопросы – что мы ставим, почему мы ставим, для кого, о чём… Удивительно то, что, вроде бы, я сам для себя отвечал уже на эти вопросы не один раз, но во время разговора часто возникали настолько точные и ёмкие формулировки, что даже захватывало дух!

Настя: В ходе беседы Екатерина и Александр Могилёв транслировали очень важную и правильную идею самоопределения российского современного танца. Мы как хореографы и танцовщики наблюдаем за тем, что происходит в мировом современном танце. И для нас понятен европейский contemporary, он отчётлив по манере и стилю; в последние десятилетия стал понятен израильский современный танец и его характерные особенности, очень выразительные, читаемые, которые ни с кем не спутаешь. Сейчас ещё набирает обороты азиатский современный танец – Китай, Япония. Удивительно, как у них получается, обучаясь всем необходимым азам у европейского современного танца, выглядеть очень самобытно. В их телах – особая пластика, возможно, приобретенная за счет многовековой практики единоборств. И, глядя на всё это, ты думаешь – действительно, а какие же отличительные черты у русского современного танца? Я затрудняюсь сказать! Да, у нас есть яркие сильные коллективы – «Провинциальные танцы», Челябинский театр современного танца, «Балет «Москва» и некоторые другие. Но, всё же, не могу сказать, что в них есть бы какая-то особая заметная «русскость», что-то, что можно четко сформулировать как наши индивидуальные черты. Именно об этом очень много говорили на лекции, и это одна из важнейших задач, в решение которой Александр старается внести свой вклад.

Кирилл: Да, Александр и Екатерина призывают танцовщиков «копать» именно в сторону российского современного танца, поиска каких-то наших отличительных черт, именно русского менталитета.

Настя: При этом они говорят, что это совершенно не обязательно должно быть что-то топорно-лубочное, какая-то обработка фольклорной пластики, движений из народного танца, нет! Здесь нужно найти что-то совершенно иное, более глубокое – может быть, волнующие именно русского человека темы, энергетика, свойственная нам. Пока никаких готовых рецептов никто не даёт!

Кирилл: Да, не очень понятно, что с этим делать, но будем пробовать, работать, искать!