Это и есть танец!

25 апреля 2018 года

В стенах ГЦСИ 27 апреля пройдёт показ документального фильма Евгении Плясуновой «Это и есть танец». Главные герои – наши выпускники, Александр Фролов и Анна Щеклеина, которые больше известны как танцевальная компания «ZONK’a». Перед премьерой мы поговорили с режиссёром и узнали все секреты съёмок.

С 2010 года Александр и Анна начали свое «дуэтное» творчество. К сегодняшнему времени они поработали с сотней организаций, создали уже более 20 спектаклей как для «Zonk’и», так и для других танцевальных компаний. Они участвовали в крупнейших фестивалях – «Золотая Маска», «American Dance Festival», «Dance Платформа» –  и сотрудничали с такими танцкомпаниями, как «Диалог Данс» и «Провинциальные танцы». В 2018 «Zonk’a» – номинант на Национальную театральную премию «Золотая маска» со спектаклем «Эссенция» в 4 номинациях! Как и почему Евгения Плясунова решила снять о них фильм, который в итоге получил Приз зрительских симпатий Международного фестиваля-практикума «Кинопроба», – в беседе с режиссёром.

«Ребята готовили выступление на 23 ноября 2016, спектакль «Эссенция». Мне нравилось происходящее и я начала снимать репетиции»

Затем я задумалась о роли режиссера и поняла, что нужно не просто пересказывать происходящее, а пытаться создать образ. В итоге вообще отказалась от идеи преследовать определенный сюжет. Параллельно ребята начали делать ремонт, и я подумала, что получается очень хорошая параллель. Еще одно занятие, которое они делают, не связанное с танцами. И в нем они тоже хорошо раскрываются. Там они творят спектакль, а здесь – из разрухи создают уютную маленькую кухоньку. Еще я решила, что буду задавать им вопросы, пока они делают ремонт, а не просто сидят перед камерой. Вот они клеят обои и рассказывают про творческий путь.

Мне хотелось создать контраст. Я вывела ребят на Уралмаш и стала задавать людям вопросы о современном танце. Мы прямо спрашивали у людей: «Что такое современный танец? Вы знаете? Смотрите?». И нам отвечали самое разное. Из диалога Саши (один из главных героев – прим.) с одной из женщин я даже нашла название для всего фильма.

«В фильме столько моментов, которые я совершенно не ожидала увидеть»

У меня даже есть опасения, что у людей может возникнуть мысль: «А не постановка ли это?». Там есть такие эпизоды, которые очень удачно раскрывают идею фильма. Честно, я бы даже сама такое не придумала.

Именно в те месяцы, когда снимался фильм, к ребятам приехала американский хореограф Стефани Мирэкл, они делали дуэт. И в фильме появляется их самая первая репетиция, где они только присматриваются друг к другу и накидывают идеи. Потом Стефани оказывается вместе с ребятами в Лосинке – деревне, где вырос Саша Фролов. Идем по улице, они говорят по-английски на фоне настоящей русской деревни, Саша рассказывает о родных местах, и вдруг на дорогу выходит учительница Саши, которая его давно не видела. Она с криками «Саша» бросается к нему, обнимает. Потом меня видит: «Что происходит?». Ей Саша объясняет, что мы снимаем фильм. И я начинаю их снимать, а она говорит всё, что мне нужно: «Саша, вы такие крутые, когда же вы к нам приедете выступать? У меня дочь танцует, её тянет к танцам!». А Саша ей: «Да всех тянет к танцам, на самом деле». Сама учительница крайне артистична и выразительна, видно, что она совершенно незаурядный человек. И она придала оживление всему. Казалось бы, Лосинка должна быть чем-то противоположным всему, что делают Аня и Саша, а Наталья – оттуда, но всё про них понимает. Она понимает, что такое современный танец, смотрит его. Она – некий мостик между, например, Лосинкой и репетициями со Стефани.


Стэфани Мирэкл на факультете современного танца ГУ

«Честно говоря, я сразу начала снимать»

Не знаю, насколько это правильно. Наверное, люди сначала некоторое время присматриваются к героям, думают, что можно извлечь, что показать, поснимать. Я же все это делала одновременно со съемками. И так за всё время не села написать сценарий на бумаге или компьютере, он был только у меня в голове. По сути, я придумала, что надо снимать документальное кино, потом решила, что про ребят, и через пару дней уже им об этом сказала, а еще через пару дней мы начали снимать.

Честно, я боялась, что меня пустят в свою жизнь, а я не справлюсь. Таких примеров история знает немало. Понимала, что берусь за задачу, которая в итоге может оказаться непосильной. Поначалу просто делала вид, что всё в порядке, что я понимаю, что происходит, но на самом деле была в шоке (смеется).

«Я очень много смотрела документальное кино»

Я уже умела снимать и монтировать, и мне это ужасно нравилось. У меня были амбиции сделать нечто большее, чем ролик. Захотелось сделать что-то значительное.

«Даже не могу сказать, мог ли быть кто-то другой, а не ZONK’a»

Я брала у ребят интервью для сайта ГУ, и это был, наверное, единственный раз до съемок фильма, когда мы с ними общались. Я даже не видела на тот момент ни одного их спектакля. Но с ними у меня сразу возникло ощущение, что они – что-то родное, своё. И диалог у нас сразу пошел. У меня сразу возникло ощущение совместного проекта. Почувствовала, что именно они дадут мне всё необходимое для фильма. Помню, увидела их в фильме Антона Ведерникова «Техника движения». Они там появляются в паре кадров. И тут я посмотрела на них как режиссер фильма. Я увидела их в кадре и поняла, что они настолько выразительные, что на них приятно даже просто смотреть. Они очень содержательные, одухотворенные, говорят дельные вещи.

«Получилось почти 1,5 терабайта видео»

Я никогда в таком объеме не снимала и не монтировала. Мне пришлось купить отдельный винчестер. Это было очень тяжело, поэтому долгое время я не могла начать. Сначала из всего материала отобрала 12 часов. Потом 8. Потом 6. Раз за разом было легче от чего-то избавиться. Думалось: «Вот если возьму этот выразительный момент, то эти два его дублируют». В итоге осталось примерно 50 минут. И я благодарна «Кинопробе» за то, что надо было сократить до 30. Думала, что отправлю версию для фестиваля, а затем оставлю режиссерский вариант. В итоге я сейчас вижу, что 30 минут – это идеально.

Когда я показывала готовый фильм людям, которые не знакомы с ребятами, они говорили: «Да, показаны ребята, которые преодолевают трудности. Да, есть хорошие моменты. Но чего-то не хватает в конце, чтобы мы сказали: «Да, они очень крутые!». И тут номинация на Золотую маску! Я добавила об этом титр в конце, и он стал красивым завершением с огромным смыслом. Прекрасное совпадение!

Текст: Элина Аранбицкая, студенческая пресс-служба ГУ